Майбутній "міністр" ДНР закликав вбивати, а інший ходив на Євромайдан - Денис Казанський

Майбутній "міністр" ДНР закликав вбивати, а інший ходив на Євромайдан - Денис Казанський


  |  Україна   |   Читать на русском
ONLINE.UA продолжает собирать свидетельства украинских активистов, принимавших участие в событиях "русской весны" 2014 года, которые привели к войне на Донбассе.

Денис Казанский, журналист и один из самых известных блогеров Украины, пришел в редакцию ONLINE.UA и в беседе с Ярославом Гребенюком воссоздал картину тех месяцев — от начала первых волнений на Донбассе до разгара боевых действий в Славянске. 

В первой части интервью — о том, как криминальный авторитет Армен Горловский поставлял титушек в Донецк; о психопатах-активистах "русского мира" и том, как Партия регионов добивалась ввода в Украине чрезвычайного положения.

Майбутній

Денис Казанский

— В ноябре (2013 года, — ONLINE.UA), когда в Киеве побили студентов, в Донецке люди стали на улицы выходить. По сравнению с другими городами, расположенными западнее, это было немного — до тысячи, но для Донецка и это было хорошо. В предыдущие годы у нас не собиралось столько, скажем, в поддержку сил, оппозиционных Януковичу и пророссийскому курсу. 

Евромайдан практически шел с утра до ночи, люди подходили в перерывах, после работы приезжали. Собиралась проукраинская тусовка, мы все друг друга хорошо знали — гражданские активисты, правозащитники, журналисты. 

Сначала Донецкому Евромайдану особо не мешали. Мы растягивали флаг Евросоюза, говорили речи в мегафон, Сергей Жадан и группа "Собаки в космосе" приезжали, выступали прямо на улице, у памятника Шевченко.

Но поначалу на нас силы не тратили. В то время Партия регионов Донецка занималась в основном отсылкой людей на Антимайдан в Киев.

— Как людей туда вербовали?

— Никого не вербовали. Просто разнарядка пускалась по шахтам — вот нужно от вас такое количество людей. Шахтерам засчитывались рабочие смены, давались суточные — не много им-то и платили. Мы, помню, напечатали листовки и пошли раздавать к поезду, который шел на Киев, пришли на перрон, отговаривали людей ехать. 

Потом в Киеве приняли этот долбаный закон 16 января (так называемые "диктаторские законы" 16 января 2014 года, — ONLINE.UA), после чего началось резкое обострение — и в столице, и в Донецке... 

— Первые признаки этого обострения?

— Самый лютый день, когда уже началось насилие, это было 19 января. Мы решили организовать свой Автомайдан — первый. Собрались поехать в гости к Януковичу, в поселок Калинкино-2. В Донецке Калинкино-2 считается элитным поселком: там стоят дорогие коттеджи, причем это гов*ннейшее место, если бы у меня были деньги, я бы ни за что там недвижимость не покупал. Дорога "Донецк — Макеевка", места там мрачноватые.


По нашей информации, в то время там находился старший сын Януковича — Саша-Стоматолог. Медиа-повод был серьезным, мы хотели таким образом привлечь внимание, показать, что и в Донецке есть оппозиционное движение. До этого удалось один раз устроить подобное, когда под Новый год активисты приехали к Ринату Ахметову, к его особняку в ботаническом саду. Ахметов выбежал в спортивных штанах "Адидас" и пообщался с людьми. В эти же дни в Киеве как раз пытались провести пикетирование дома Януковича в Межигорье, но активистов не пустили, блокировали трассу. 

И вот мы собрались ехать в Калинкино. В основном это были УДАРовцы. В Донецке были разные оппозиционные силы, но "Батькивщина" и другие старые оппозиционеры — они все были уже тридцать раз куплены, сливали много раз выборы под Партию регионов. Я не хотел с ними иметь ничего общего и относился к ним с таким же презрением, как и к самой ПР. 

А в 2012 году в Донецке появилась ячейка УДАРа, Егор Фирсов возглавлял, все пацаны молодые, от 25 лет и примерно до моего возраста. Отчаянные, слегка хулиганистые — все это мне импонировало. Вот УДАР был зачинателем всей этой движухи, пока остальные побаивались на рожон лезть. 

Как я уже говорил, до этого нас никто особо не прессовал, и мы просто протупили: сообщили о пробеге, дали анонс акции в соцсетях, просили присоединяться к нам. И нас сразу наказали. В тот день мы собрали в центре города пятнадцать машин на стоянке с тремя выездами — во дворы и на улицу Артема. Тут же нагнали титушню и все выезды четко заблокировали. Да, мы сами себе устроили западню. Не ожидали, что нам устроят такой замес, что власть на это пойдет.

Блокировали нас титушки из Горловки. Как ни странно, первый удар по нам провели через армянскую диаспору. Занимался этим делом Армен Саркисян, он же — Армен Горловский, криминальный авторитет, партнер Юры Енакиевского, как-то они вместе были завязаны, сразу после революции Армен убежал в Россию (Армен Саркисян — бизнесмен и вице-президент Донецкой федерации бокса, считался "смотрящим" в Горловке от народного депутата Юрия "Енакиевского" Иванющенко, — ONLINE.UA).
Армен вначале раз мелькнул, когда его бойцы подъезжали, и отбыл, а на месте руководил всем Гагик Агавелян, глава Донецкого областного общества армян, колоритнейший персонаж.

Я 90-е годы мало помню и, честно говоря, сколько занимался журналистикой, такого не было — такого уровня беспредела!

Майбутній

Гагик Агавелян

Гагик бросался на людей, называл меня провокатором, жестикулировал, говорил: "Иди к голубым со своей сережкой! Ты Евросоюз хочешь? Иди к своим голубым скотам!"


А пока мы спорили перед камерами, титушки ходили и исподтишка били по машинам, при мне один ударил коленкой в дверь, осталась вмятина.

Там же был Эдуард Полепкин, бизнесмен из Горловки, директор ночного клуба "Зефир", деловой партнер и друг Саркисяна. Он вырывал флаги Украины, ломал древка и матерился.

Это все происходило среди бела дня в самом-самом центре Донецка. И милиция полностью открыто помогала титушкам. Я подошел к милиционеру, спрашивал: "Почему машины перекрывают выезд, это же незаконно?" В ответ услышал: "У них кончился бензин!"

Вот тогда стало понятно, насколько все серьезно. Я знал, кто такой Армен Горловский, и было ясно, что подключили реальный криминал. Все стали получать угрозы, вечером я пришел домой, прочитал в личке сообщения со взломанных аккаунтов каких то людей: "Бетона у нас хватит на всех — и на твою семью, и на тебя! Вали из Донецка!"


И начался реальный жесткач. Видимо, Янык оскорбился, что вот так просто могут приехать к нему домой, прямо в его вотчине, и он дал приказ нас ломать по-жестокому. По привычке на Евромайдан приходило много людей, но их становилось с каждым днем все меньше. Потому что их начали каждый день бить. Титушки были совершенно отмороженные: налетали, били, поливали зеленкой, бросались яйцами. 

Поначалу мы пару раз писали заявления в милицию, указывали конкретных лиц, которые участвовали в нападениях. Но милиция бездействовала: появилось такое ощущение полного бессилия перед системой. 

И к этому стал добавляться абсурд, были настолько странные события, что мы так и не вычислили, что же это было? 26 января в центр пришли две банды титушек, у одних бойцов были красные повязки. И эти титушки начали почему-то драться друг с другом. 

Майбутній


Майбутній

— Это понятно, но и Овчаренко, и наших ультрас я-то знаю. У титушек в тот день красные банты были на груди — как георгиевские ленты. И почему я точно знаю, что это не ультрасы — эта была группа гопников из Авдеевки, их Егор Фирсов опознал. Он сам авдеевский, говорит: "Я знаю этого типА, я с ним вместе на бокс ходил, это титушка!" То есть, пришли эти непонятные типЫ и начали среди бела дня избивать друг друга. Один титушка другому битой разбил голову.

Майбутній

Тот чувак шел, не понимая, что вообще происходит, кровища лилась. Есть фото — подземный переход залит кровью. Дикий какой-то абсурд творился.


В начале февраля стали сгонять толпы людей на Антимайдан, причем полностью централизовано, пока никакой стихийности. Собирал его тот же Эдуард Полепкин из Горловки. Антимайдан обосновался в том же месте, где собирались проукраинские активисты, специально так делалось, чтобы нас вытеснить. И не то, что митинговать, нам уже стало просто опасно находиться в центре города. 


Помню, пришли поснимать их движение. Подошли просто как журналисты, поговорить. Подтянулась группа поддержки — титушки: "Майдауны! Валите!" Все в таком роде. Мы поняли, что разговора не получится, стали отходить. Я оглянулся, смотрю: отделилась группа, идет за нами. Рассредоточились, уходили дворами, за библиотекой Крупской.

— Расскажи о персонажах, которые были лицами донецкого русского движения — до обострения и появления Губарева.

— Да, тогда стали подтягиваться люди, которые вылезли потом в ДНРе. Абсолютно покупной штатный провокатор Александр Хряков, глава "Комитета избирателей Донбасса" (он потом был "министром информации" ДНР, но его выкинули даже оттуда). Еще с 2005 года он во всех провокациях участвовал, на него было уголовное дело за нанесение ментам телесных повреждений.

Майбутній

Александр Хряков

Это псих, абсолютно еб***тый чувак — наглухо. Он на пресс-конференциях на девчонок-журналисток набрасывался, стучал по столу, орал: "Бл***, чмо, вот так бы взять головой об пол!" Реальный психопат. Изображал донецкого Жириновского, но он реально не соображал, что делает, был таким на самом деле. 


Хряков лет за десять до этого попал в аварию, у него шрам на голове. И рассказывали, что до аварии он был нормальный, чем-то занимался, защищал права предпринимателей. А после черепной травмы стал полным дураком и поехал на "русском мире".


Есть знаменитое видео, Хрякову дали выступить на митинге 8 февраля. Он обратился к "крикунам" (то есть, к нам): "У вас осталась последняя минута, чтобы сбежать с Земли Русской к чертовой матери!" Мол, помню номер своего табельного оружия, Янукович — дай "Беркуту" приказ, и мы поможем, снесем эту майданную сволочь! То есть, был конкретный призыв к убийствам.

И хорошо тогда мутил воду еще один засланный провокатор - Роман Лягин, регионал. Он потом в ДНР возглавлял ЦИК, организовывал сепаратистский референдум, выборы Захарченко, был "министром социальной политики". Сейчас он, кстати, пошел против линии Захарченко, его побили, и Лягин уже месяц на подвале сидит.

Это был такой полупровокатор, вел двойную игру. 

Тогда в самой Партии регионов было, условно, два течения: сторонники уступок Майдану и сторонники жесткой зачистки. Они боролись и регулярно забрасывали компромат друг на друга. Тот же Лягин все "секретные планы" вываливал. Кажется, он в интересах Коли Левченко (экс-секретаря Донецкого горсовета, нардепа от ПР, - ONLINE.UA) топил секретаря донецкого горсовета Богачева. 

Так вот, Лягин приходил к нам, на Евромайдан, говорил — я против Партии регионов, и рассказывал что-то "интересное" в надежде, что через меня и других журналистов это попадет в новости и произведет резонанс.

— А вот это, правда, интересно. Через тебя тогда проходила информация, которая, несомненно, влияла на общество. Как ты сам относился к этому? К факту, что инсайд взрывается, как бомба, и на него реагирует вся Украина?

— Вспомню такую "интересную историю". Один регионал слил инфу: Янукович готовит провокацию, чтобы объявить в Киеве чрезвычайное положение. Из Донецка в Киев привезут шахтеров, на них жестко нападут и устроят побоище. Чтобы начался хаос в центре Киева, чтобы лилась кровь, громили витрины, машины. И якобы после этого Янукович введет чрезвычайное положение. 

Я написал об этом просто в Facebook, было невероятное количество перепостов, больше полутора тысяч — тогда для меня это было очень много. Пост перепечатывали, помню, его Яценюк цитировал, а я получил такой шквал ненависти от донецких регионалов: "Что же ты пишешь, подонок, провокатор!" 

А я не мог не написать об этом. Но я до сих пор не знаю, были у Януковича такие планы, или регионалы сделали вброс для каких-то своих целей. 

— Вот разрастается этот хаос, можно было тогда что-то понять, спрогнозировать? Куда, по-твоему, вел Украину этот конфликт?

— Это было такое тяжелое время. У меня же еще второй ребенок родился — 21 января. 

Майбутній

Жена лежит в роддоме, в это время в Киеве убивают людей на Грушевского. Я бегал в роддом, на Евромайдан, куда-то выезжал, смотрел эти ночные трансляции. Я практически не спал.

В то, что дело дойдет до ЛНР и ДНР, конечно, не верил. Было очевидным, что у дончан даже не было попыток по месту сорганизоваться. Все что у нас делалось (антимайданы, титушки), все делалось исключительно по указке сверху. Звонок — и какой-нибудь бандит привозил своих боевиков, те избивали активистов. А просто так люди вставать в поддержку Януковича не собирались.

Майбутній

Помню, был большой митинг Партии регионов, я делал фоторепортаж. Приехали автобусы с шахтерами, им раздали накидки, флажки. Все уныло, кисло. Было понятно, что у Партии регионов нет народной поддержки, такой народ не готов идти в рубку и умирать за интересы Клюева и Колесникова.

Я думал, если Яныка свалят сверху, то донецкие элиты сразу перебегут на сторону победителя, как это было в 2005 году. 

И тогда же я поехал ненадолго в Киев, 16-17 февраля, как раз перед началом финальной бойни (имеется в виду расстрел Небесной сотни, — ONLINE.UA). Погулял по этим баррикадам. Стоят палатки, дым из них валит, провели туда электричество, стоят холодильники, диваны внутри — так все основательно обжито. Показалось, что ситуация укоренилась, и по крайней мере до лета будет эта тягомотина. Баррикады превратятся в целый город, и он так и будет в Киеве существовать. Именно помню ощущение: вот я приеду на Майдан в мае, а так эти палатки и будут стоять. Ничего не предвещало такой жесткий, лютый замес, казалось, все идет на спад, к долгим переговорам и перемирию.

Майбутній

И вот я вернулся в Донецк и смотрю новости по ТВ: три трупа, побоище, опять убитые! Я не понимал, что происходит, начался ужас! Уже казалось, что все безнадежно, сейчас всех убьют, расстреляют. 

Однако все обернулось бегством Януковича. 

Продолжение следует...


Новини інших ЗМІ

Загрузка...