На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст

На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст


  |  Події   |   Читать на русском
В Лисичанске ситуация остается сложной
ONLINE.UA завершує публікацію бесіди активіста з Лисичанська, інженера Луганського обласного телебачення Олександра Кобзаря з журналістом Ярославом Гребенюком про життя в депресивних районах Луганської області, звільнених від бойовиків.

У попередніх частинах інтерв’ю "
Біля "кордону" ЛНР слабо відчувається влада Києва, а люди вірять в казки сепаратистів" і "Нардеп від Опоблока захопив місто на Донбасі, а сина мера шукають за наркотики" активіст розповів про те, як в Лисичанську поширюються сепаратистські настрої , а народний депутат від Опозиційного блоку Сергій Дунаєв і його люди взяли місто під контроль і керують ним фактично незалежно від Києва.

Також Кобзар
розповів про провокаційну тактику ЗМІ, які перебувають під контролем Опозиційного блоку. Це ТРК "Акцент", яка в 2014 році рекламувала бойовиків ЛНР, а зараз отримує нагороди від української влади.

У заключній частині інтерв’ю лисичанський активіст згадав, як бійці батальйону "Айдар" допомагали колишнім "регіоналам" повернути будівлю ТРК "Акцент", і пояснив, чому в його місті люди бояться влади.


— Этим летом у нас поменялось руководство полиции. И я хочу поговорить про общественную безопасность. То, что она работает, вызывает сомнение, правосудие не действует. 


Недавно активисты вышли на улицу с акцией протеста, а побудили их к этому как раз похождения сына мэра Сергея Шилина-младшего, который избил пограничника и возил его потом в багажнике. Мы поняли: в Лисичанске никто не застрахован от того, чтобы прокатиться ночью в багажнике "мажора". Если в городе, в котором расположена часть, погранца можно безнаказанно катать в багажнике...

— Кстати, как пограничники на это отреагировали?


— Мы не видим никакой реакции пограничников. По каким-то причинам им неинтересно защищать честь и достоинство своего товарища. Да, говорят, он был пьян, я не знаю этих подробностей, но вспомним, как АТОшники защищают своих товарищей, даже тех, кто виноват в преступлениях! А пограничники никак не прореагировали. Может, они даже боятся. Как я уже говорил, украинскую власть в Лисичанске не замечают, а власть Оппоблока — ее боятся все.

Так вот — продолжая тему общественной безопасности. На контроле активистов много уголовных дел, открытых с подачи городских депутатов демократического крыла. 

На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст (1)

Александр Кобзарь

Это хищение на коммунальном предприятии "Электроавтотранс" — там демонтировали шесть километров троллейбусных проводов, а потом они пропали.

Это превышение мэром Шилиным полномочий на последней сессии.

Это работа окружных избирательных комиссий на последних выборах народных депутатов. Наталья Кравченко (помощница нардепа Дунаева, — ONLINE.UA) проходит по уголовному делу за растрату государственных средств в 2014 году, когда она также была председателем избирательной комиссии в 107-м округе. Ее обвиняют в растрате 144 000 гривен.

Есть резонансное дело — самоубийство в кавычках бойца "Айдара" Дмитрия Шабрацкого, об этом пытается говорить киевский правозащитник Мария Токмак.

И вот, хочу рассказать о деле, где я выступаю как пострадавший: о захвате батальоном "Айдар" ТРК "Акцент" в 2014 году. Возглавлял захват помощник нардепа Дунаева Евгений Байрамов.

Коротко расскажу, что произошло. Захваченный сепаратистами канал "Акцент" был разграблен перед отступлением.

В августе 2014-го, когда Лисичанск освободили, уполномоченным главы штаба АТО был назначен Виталий Шведов. Мы, группа волонтеров, знакомых как с журналистикой, так и с технической частью, восстановили телевещание. Я восстановил часть вышедшего из строя оборудования. Восстановили сигнал и стали делать новости — и городские, и на передовую ездили. Ни одно СМИ в городе не работало.

И вот осенью, перед парламентскими выборами, не имея законных оснований нас выгнать, Дунаев придумал такую схему. Он договорился с "Айдаром", чтобы бойцы нас выкинули с "Акцента". 11 октября те приехали в бронежилетах, с автоматами, гранатами, пригрозили: "Если вякнете, мы вас постреляем!" Отбирали мобильные телефоны. Ну что было делать? Мы ушли. Приехали милиция, СБУ. Полтора часа велись переговоры, "айдаровцы" грозили и милицию пострелять. Руководитель АТО в Луганской области генерал-майор Воронченко на место приезжал... Это длилось полтора часа, пока не приехал командир "Айдара" Радченко (Главная военная прокуратура обвиняет в мародерстве и разбое Валентина Лыхолита и Игоря Радченко, в прошлом — руководителей батальона "Айдар", — ONLINE.UA). Тогда "айдаровцы" покинули здание ТРК. 


Было заведено уголовное дело, оно длилось полтора года — личности захвативших ТРК не установлены. Даже Байрамов не установлен. 

Следователь подает дело так, что в здание вошли люди "в камуфлированной одежде" — не в форме, а в одежде! И эти люди попросили нас покинуть здание — ну, мы и покинули! Соответственно, следователь пишет, что не было ни преступного умысла, ни цели. И он закрыл дело. 

На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст (2)

На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст (3)

Кадры с места захвата ТРК "Акцент"

Получается, по логике следователя, тебя ночью встретит человек — в балаклаве, с гранатами, с автоматом — и скажет снимать кольцо или цепочку золотую! Ты их отдашь, а в милиции потом такую же "постанову" вынесут: "Тебя попросили, и ты сам отдал! В чем тут преступление?" Мы написали жалобу в прокуратуру, и будем следить, что дальше произойдет с этим делом. Потому что это — маркер. Это маркер работы нашей полиции.

— И когда вас выгнали, туда сразу зашел коллектив Дунаева?

— Дунаев не оставлял мысли вернуть влияние на "Акцент". Депутаты назначили исполняющей обязанности директора Анастасию Пазыняк, которая была в этой должности и при сепаратистах, когда на канале рекламировали главаря боевиков Мозгового (одного из главарей ЛНР Алексея Мозгового, убит в 2015 году, — ONLINE.UA). Поскольку она была указана как директор в государственном реестре, мы были вынуждены передать имущество законным представителям. 

На Донбасі бояться Опоблока, і будь-хто може опинитися в багажнику у "мажора" - активіст (4)

Вооруженные люди, захватывавшие ТРК "Акцент"

Они даже не смогли запустить оборудование. Наша трансляция была технически подкреплена личным оборудованием и организована своими силами. У них, может, не хватило ума сделать то же самое, поэтому канал пропустил выборы того года. Имущество было передислоцировано в неизвестном направлении, скорее всего, как мы предполагаем, на офисы Дунаева. Вещать "Акцент" начал к концу года.

— Как раз в вашем регионе участились случаи, когда участников АТО просто берут по жалобе потерпевших. Тут же глаза закрывают на вооруженный захват телерадиокомпании...

— Я потому это дело и считаю маркером работы нашей правоохранительной системы. Действительно, много случаев, когда просто со слов каких-то людей бойцов АТО берут под арест, и они сидят не один месяц. Вот, было недавно: бойца арестовали, потому что одна женщина подала жалобу — год назад он ее якобы ударил и забрал автомагнитолу.

А тут игнорируется случай, который видели сто человек, зафиксированный на фото, на видео. Они готовы были стрелять в милицию, это прямое сопротивление работникам правоохранительных органов. Но это дело непосредственно связано с народным депутатом Сергеем Дунаевым — может, в этом весь смысл?

И еще добавлю о подвижках в деле о медиаактивах Дунаева. Виталий Шведов как правозащитник в 2014 году добился открытия уголовного дела о незаконности передаче 49% ТРК "Акцент" предприятию Дунаева. И вот, пока шла война, это дело пропало, бесследно исчезло, растворилось. Шведов месяца полтора потратил, но все-таки добился повторного возбуждения уголовного дела о незаконной передаче этих 49%. Это дело также будет маркером, в данном случае — маркером работы прокуратуры.

Беседовал Ярослав ГРЕБЕНЮК

Новини інших ЗМІ

Загрузка...

Новини