Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають


  |  Спорт   |   Читать на русском
Ольга Харлан — четырехкратная медалистка Олимпийских игр. Фото с сайта noc-ukr.org
Легендарная украинская спортсменка, олимпийская чемпионка Пекина, призер Олимпиад в Лондоне и Рио-де-Жанейро, многократная победительница чемпионатов Европы и мира, победительница І Европейских игр Ольга Харлан в эксклюзивном интервью ONLINE.UA поделилась самыми яркими моментами об Олимпиаде в Рио и рассказала о фехтовании в Украине.

— Ольга, Вы являетесь очень титулованной спортсменкой, одной из лучших в истории нашей страны. Победитель и призер Олимпийских игр, многократная чемпионка мира и Европы, победитель Европейских игр. Какие еще спортивные вершины стремитесь покорить?

— Впечатляет, когда Вы так говорите обо всех моих достижениях. Не каждый день об этом задумываешься и, когда тебе об этом напоминают — это приятно. Что, все-таки, 16 лет, которые я занимаюсь фехтованием — это все не зря, что я чего-то добилась в жизни. Самое главное, что я не хочу останавливаться на достигнутом и планирую выступать еще один олимпийский цикл точно. Так как у меня уже есть два личных золота на чемпионатах мира, я хочу, как минимум, еще два завоевать. Может, даже три следующих чемпионата мира, которые будут до Олимпийских игр. Это задача номер один.

Также хочу выиграть и в команде. А потом уже будет Токио-2020. Понятное дело, что мы уже сейчас начинаем думать о том, как мы будем готовиться. Лондон был четыре года назад, а кажется, что это было вчера. А тут уже и Рио прошло.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (1)
Олимпийские достижения Ольги Харлан — золото, серебро и две бронзы (фото — Facebook)

— В вашей коллекции медалей нет олимпийского золота в личных соревнованиях. Насколько это Вас мотивирует в Токио?

— Каждый спортсмен, который едет на Олимпийские игры, хочет завоевать только золото. Но когда ты туда приезжаешь, то понимаешь, что любая медаль будет для тебя золотой. Какая бы она ни была — бронзовая, серебряная или золотая. У меня задача — привезти золото, и тогда со спокойной душой можно закачивать с фехтованием. Но я все-таки держу интригу, чтобы в будущем порадовать своих болельщиков победами и не уходить из фехтования.

— Многие спортсмены говорят, что серебро и поражение в финале намного хуже, чем победа в матче за бронзовую медаль. Вы также придерживаетесь этого мнения?

— Я согласна, что заканчивать соревнования хочется только с победой. Когда ты фехтуешь за бронзу, то понимаешь, что это твой единственный шанс завоевать медаль, потому что когда ты фехтуешь в финале, у тебя 100 процентов есть медаль. Какая медаль, уже решаешь в бою. А четвертое место, деревянная медаль — это самое ужасное. И две Олимпиады я это чувствую, когда борюсь за бронзу.

То, что было в Лондоне — я вырвала победу у сильной спортсменки, двукратной олимпийской чемпионки (Мариэль Загунис — ONLINE.UA). Я для себя думала, что если буду с ней встречаться за бронзу, то вряд ли выиграю. Но, видимо, на нее тоже давило много чего, и я безумно рада, что в этой борьбе выстояла именно я.

Что касается Рио, когда я выходила на бронзу, то у меня не было даже мысли, что я могу проиграть. Да, мне было сложно, но при счете 10:10 у меня получилось нанести пять уколов. Я чувствовала, что это мое время.


— Для многих украинцев, да и лично для меня, фехтование открылось благодаря вашей победе в финале Олимпиады-2008, когда вы героически вырвали победу у китаянок, отыграв 8 или 9 уколов. Чего не хватило в поединках с россиянкой Егорян в личном первенстве и с командой России в финале Олимпиады в Рио?

— Мне очень приятно, что именно восемь лет назад, когда мы победили в Пекине, для многих и открылось фехтование. Может быть, кто-то о нем и забыл, а мы своим выступлением напомнили.

Что касается Рио, то у нас совсем другая команда сейчас. Из команды, которая побеждала в Пекине, осталась только я — самая старшая и самая опытная. Для наших девочек это первая Олимпиада, и когда я попала в финал, то для нас это был колоссальный успех. Да, мы привозили медали с чемпионатов мира и Европы, но Олимпиада — это другое. И, когда мы узнали, что в финале фехтуем против сборной России, то я для себя поняла, что будет очень сложно. Они выиграли пять чемпионатов мира подряд, и мы им проигрывали с разным счетом. Но в этом сезоне мы у них выигрывали два раза, и они тоже нас боялись.

Если бы мы фехтовали сразу после того, как вышли в финал, я думаю, итог встречи был бы другой. У нас было шесть часов до финала, и мы уже остыли немного, смирились с тем, что у нас уже есть медаль. Может быть, нам как раз не хватило того запала, который был в полуфинале.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (2)
Харлан в составе серебряной четверки саблисток на Олимпиаде в Рио (фото — НОК Украины)

Когда я фехтовала в личных соревнованиях с Егорян, то на меня больше повлияло то, что я начинала понимать, что это все-таки Олимпийские игры. Когда я фехтовала в предварительных раундах, я понимала, что мне нужно идти к финалу. А тут я понимаю, что это полуфинал Олимпийских игр, что на меня многие смотрят, много от меня хотят. Это мне и помешало. А Егорян была расслаблена.

— Считаете ли вы Егорян серьезной соперницей в Токио?

— Конечно. И не только в Токио, а и на следующем чемпионате мира. Интересно, что растут новые люди, и есть конкуренция. Это ставит перед тобой новые задачи. И я не расстраиваюсь сильно, что ей проиграла, потому что для меня это еще одна мотивация — доказать, кто из нас сильнее. Это еще один пункт к тому, чтобы я больше тренировалась и старалась.

— Кого видите вашим главным конкурентом на Олимпиаде в Токио?

— Не могу сказать, потому что четыре года — это много времени. Если бы мне год назад сказали, что Егорян выиграет Олимпийские игры, или я ей проиграю, я бы сказала, что это какая-то шутка. А за последний год она настолько прибавила, что является серьезным конкурентом. За год до Олимпийских игр может поменяться все. Уверена, что в 2019 году появится много фехтовальщиц молодых, которые могут составить нам конкуренцию.

— В фехтовании возраст не играет такой роли, как в некоторых игровых видах спорта. Как пример, в Рио венгр выиграл медаль в мужской шпаге в 42 года. Вы для себя поставили возрастную рамку?

— На самом деле, пока нет. Все зависит от здоровья. У нас есть тоже пример — Соня Великая. Была в декрете. Вернулась и выиграла чемпионат мира, чемпионат Европы и помогла команде завоевать олимпийское золото. Плюс серебро в личных соревнованиях. Здесь все зависит от того, как восстанавливаешься, как относишься морально к этому. А фехтовать можешь хоть до сорока, или как тебе здоровье позволяет. Также здесь играют роль мотивация и желание.

— Какие у вас впечатления от Рио?

— Рио, как и каждая Олимпиада — для меня это событие, которое останется на всю жизнь.

В первую очередь, важны условия. И Рио — не самая лучшая Олимпиада в этом компоненте. Но я вообще не обращала на это внимания, потому что была нацелена только на соревнования. Мои любимые места — столовая, тренировочный зал и комната. Это все, что я видела в Рио за две недели во время соревнований.

— А успели познать Рио с туристической точки зрения?

— Да. Мы оставались в Рио еще неделю после соревнований. У нас главная задача была — поддержать наших спортсменов, поскольку, когда мы соревновались, то никуда не ходили. Мне было очень приятно, когда на наши финалы пришел Жан Беленюк. Причем он у нас был до своих соревнований, а мы пытались никуда не ходить, чтобы не распылять эмоций. Тренер нам так говорил, но и мы сами понимали, что не нужно. А в одно время с нами выступал и Олег Верняев. После соревнований мы ходили и на наших шпажисток смотреть, на Ризатдинову, на Беленюка.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (3)
Ольга Харлан активно болела за других украинцев в Рио (фото — НОК Украины)

На последний день мы поставили себе задачу посмотреть на Статую Иисуса Христа, но был ужасный дождь. В общем, есть повод вернуться в Рио. Но пляжи мы увидели.

— Вернемся к финалу с Россией. Были разговоры, что судейство было необъективным. А Вы как считаете? Вы пересматривали финал?

— До сих пор не смотрела как командный финал, так и личные соревнования, потому что видео нигде нет в сети. Что касается судейства, то необъективных моментов не заметила. Было все хорошо. Другой раз думаешь, что могло быть еще хуже. Из двух зол выбираешь меньшее. Судейство было хорошее, как в нашу сторону, так и в их. Но на тот момент они были более настроены, что могут победить. Мы тоже понимали, что можем выиграть финал, но, видимо, не настолько сильно как они. У них очень сильная база и психологическая подготовка. У нас тоже хорошая, но не такая, как у них. У них надо многому поучиться.

Если же говорить глобально, то у них есть условия. Такие условия, что нам и не снится. Вроде бы соседняя страна, но разное отношение. Какие у них залы, тренировки. Как к ним относятся. Спортсмен ни о чем другом не думает. Он фехтует, его ничего не гложет, и он это чувствует. У них созданы все условия, и им хочется идти на тренировку. У нас же немного по-другому. Я бы сказала, кардинально по-другому.

— В связи с конфликтом между Украиной и Россией, был ли особенный настрой на поединки против россиянок на Олимпиаде? Не возникали мысли перед поединками, что нужно с удвоенной силой бороться против спортсменки из страны-агрессора?

— Никогда таких мыслей не было. Мы с ними соревнуемся, как с конкурентами на дорожке. Мы никогда об этом не разговаривали. Они с нами об этом не разговаривают, потому что понимают — лучше этого не делать. Бессмысленно об этом говорить. Для нас спорт — это мир, в котором мы живем. И не было такого, чтобы вопреки.

Когда были чемпионаты мира в Москве и Казани, конечно, хотелось выиграть, чтобы там играл гимн Украины. Но это для нашей страны, чтобы люди радовались. Но мы просто делаем свою работу и должны доказывать, что мы лучшие во всем мире. Мы должны уважать всех соперников, независимо от страны. Я так всегда отношусь к соперникам и надеюсь, что ко мне так же относятся.

— Чего не хватает в Украине, чтобы таких как Ольга Харлан было много?

— Первое — это условия. У нас нет залов, у нас нет тренеров, которые будут настолько квалифицированы, чтобы спортсмен не думал ни о чем, кроме фехтования. К примеру, я иду на тренировку, и мне нужно думать над планом тренировки самой. Нет такого тренера, который скажет: вот сегодня мы делаем это, а через неделю это. Я должна фехтовать, а не думать о составлении плана на тренировку.

Кроме того, у нас в фехтовании хромает то, что у нас нет тренера по физподготовке. Почему-то в Украине очень трудно найти такого тренера. Если кто-то меня услышит, пожалуйста, мы ищем тренера по физподготовке. Ведь фехтование — такой вид спорта, в котором мы очень зависим от общей физической подготовки, а когда мы этого не получаем, то и результат падает. На одной специальной подготовке далеко не вылезешь.

То же самое и условия. Ты приходишь в зал, а у тебя лежит четыре старые дорожки, и борцы рядом тренируются. Или же ты фехтуешь, а рядом в ринге тренируются боксеры. Или тебя выгоняют, потому что завтра приедут дзюдоисты, например. Вот так и живем. И это условия на уровне олимпийской сборной. Фехтование приносит медали с 2004 года, а у нас до сих пор нет своего зала. Это говорит о многом.

— Наши спортивные чиновники начинают вспоминать о спортсменах, только когда есть победы.

— А смысл того, что меня знают, нужно делать для спорта. Когда нет побед, о нас забывают. Вот много медалистов, которые были в Лондоне, не принесли медали, и о них уже не говорят.

— Есть ли в Украине какие-либо подвижки в лучшую сторону?

— Сложно сказать. К примеру, в Николаеве уже четвертый год строят зал. Мне каждый раз говорят: "Оля, мы его сделаем". Первого декабря ожидается открытие зала. Но пока я не перережу там ленточку и не проведу первый бой, я не пойму, что этот зал будет там. Сколько уже было обещаний, но только все и обещают.

Потом говорят, что будет зал в Конча-Заспе. Но я не знаю, когда он будет. Буду ли я тогда еще фехтовать, или, может, уже мои дети будут в этом зале фехтовать. Просто никто не думает, что будет завтра. В Украине с фехтованием на сегодня ситуация такова, что есть наша команда, а за ней никого нет. Нет замены.

— Как раз вопрос о будущем нашего фехтования. Не только сабли. Есть ли перспективы?

— Очень сложно сейчас насчет этого, потому что все начинается с детского и юниорского возраста. И сейчас замены нет. В женской сабле я не вижу нам замены вообще. И поэтому у тренеров начинается паника. Последний год то понятно, все средства уходят на те команды, которые попали на Олимпийские игры.

Федерация почему-то не обращает внимания на юниорские команды, на кадетские соревнования. И это — очень плохое решение. Потому что дети, заканчивая школу, не хотят больше фехтовать, потому что у них нет стимула. Их не возят на соревнования, либо они едут за свой счет. Или они уже думают о том, как перейти в другую страну. Многие думают, потому что предлагаются лучшие условия, гораздо лучшие, чем у нас. Поэтому и нет роста.

У нас много кто уехал за границу тренировать, потому что у нас почему-то не хотят тренировать. У нас недостаточно средств для этого, у нас не очень хорошее отношение к тренерам. Поэтому у нас нет молодых тренеров, которые со свежим взглядом могут взять ту же кадетскую сборную и тренировать. Это очень плохо. Вот в рапире нету результата, и нету ничего. Дайте мотивацию, смените тренера — спортсмены в этом не виноваты. Их так научили. Это только мы, женская сабля, можем сами тренироваться.

— Тот же Богдан Никишин. Старается, молодец, но ему где-то не хватает подготовки.

— Да, конечно. Когда мы приезжаем на сборы за границу, мы с круглыми глазами смотрим на тех же итальянцев. У них команда тренеров — 10 человек. У них есть тренеры по общей физической подготовке в каждом виде фехтования. И такое ощущение, что они олимпийские чемпионы, а не мы. Мы же приезжаем к ним, чтобы посмотреть, как они тренируются. А мы даже не можем пригласить к себе, потому что некуда.


— Что делают Федерация, Министерство спорта для улучшений условий?

— Думаю, что после этих Олимпийских игр что-то будет меняться, причем глобально.

В первую очередь, нужно привлекать тренеров. А никто не хочет этого делать, потому что дорого. Чтобы пригласить тренера из-за границы, нужны деньги, которых нет у Федерации. Им лучше оставить нашего тренера, который будет просто так. И останется такой же результат. Никто не хочет быть спонсором, вкладывать деньги в детей. Нет желания вкладывать деньги в будущее, в детей, в здоровый образ жизни.

Но строят дома, высотки. За маленькое время возводятся невероятные застройки. А чтобы построить какой-то зал, где нужны только раздевалки, сауна и зал, то никто не хочет этого делать. В этом проблема.

— Но в том же Киеве достаточно тренажерных клубов, залов. Люди же тренируются. Почему бы спортсменов не привлекать к этому, давать им возможность тренироваться в таких условиях?

— Вот именно. Условий нет. А потом говорят, почему так плохо, почему только 11 медалей? Потому что никто ничего не делает. Радуйтесь, что на тех Олимпиадах было 20, 29 медалей.

— Это результат того, что государство бездействует в спорте?

— Я не говорю, что это полностью их вина, но это одна из причин. К тому же, Олимпийские игры — это непредсказуемые соревнования. 205 человек едут, и только 11 медалей. Во-первых, мы живем в нелегкое время, и спортсмены очень сильно на себе это чувствуют. Финансирование, мотивация, условия — все становится хуже. Условия тренировок, меньше выездов. В этом все и хромает.

— Какие у Вас планы на ближайшие неолимпийские сезоны?

— Планы сейчас грандиозные. После Олимпиады в Рио я сосредоточусь на своем здоровье, потому что много проблем, на которые я обращала внимание до Рио, но ничего с этим не делала, потому что понимала — проблема серьезная, и нужно больше времени, чтобы восстановиться. У меня проблема с плечевым суставом, и последний год я фехтовала с болью. Тайпировалась, массаж. Так и выживала. Понимала, что нужно пережить Рио, и тогда я буду целеустремленно брать паузу и делать что-то со своим плечом. И в ближайшем будущем будет проходить операция на моем плече (разговор состоялся накануне операции, — ONLINE.UA), чтобы в дальнейшем ни о чем не думать, чтобы меня это не тревожило. Это одна из проблем, которые у меня есть. Это довольно серьезная проблема.

— Планируете ли сделать паузу в карьере, чтобы уделить больше внимания семье?

— Конечно. После операции поеду на восстановление к мужу, и будем жить как полноценная семья. До Олимпийских игр было очень тяжело — у меня тренировки, соревнования, сборы, а он работает. И мы практически не жили, как говорится, семейной жизнью. Я просто думала о том, что если я хорошо выступлю в Рио — а я хорошо выступила — то сделаю для себя паузу и буду жить, как нормальный человек, с семьей, думать о каких-то семейных делах. Но в то же время, я делаю операцию на плече, чтобы потом вернуться.

— Ваша извечная соперница Софья Великая успешно продолжает фехтовать после рождения ребенка. У вас есть подобные планы — декрет и затем снова спорт?

— Может быть. Но я знаю, что будет тяжело возвращаться. Для Сони это было очень тяжело. Она ездила с ребенком на соревнования. За время декрета она упала в рейтинге и проделала большой путь, чтобы вернуться. Она — герой, и для меня она — глубокоуважаемый спортсмен и человек. То, как она работала, чтобы завоевать медаль, и как она расстроилась, проиграв золото. Была цель и очень сложный путь. И я думаю, что мне будет не легче. И вопрос в том, готова ли я к этому.

У нее были и есть условия, чтобы вернуться. Ей предоставили отдельную комнату. С ней ездили ее родные, тренер с ней работал и распределял нагрузки. У нас, к сожалению, таких специалистов нет. Если я найду кого-нибудь, кому я буду доверять, и кто поможет мне вернуться, тогда я, конечно же, вернусь. А так — закончить со спортом и тогда целеустремленно строить семью. Иначе выйдет так, что тебе нужно и ребенка кормить, и думать, как проводить тренировку.

— У вас неоднократно были встречи с первыми лицами страны. Видите ли положительные моменты в этих мероприятиях, какие-то позитивные месседжи, или это только для галочки?

— С главой державы встречались буквально на неделе. Нам вручили государственные награды — это уже пятая награда для меня. Красивая и значимая. То, что нас президент принял — это уже хорошо. Правда, эта встреча затянулась. В любом случае, внимание к спортсмену — это всегда важно. Когда это делает президент — это хорошо. Но сейчас в его поступках, в его глазах не вижу, что он хочет помогать спорту. Понятно, что много проблем в Украине, но нужно не забывать о других. Вот и все.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (4)
Петр Порошенко наградил Ольгу Харлан Орденом княгини Ольги II степени (фото — Facebook)

Вообще, это уже третья Олимпиада, и я уже третьего президента вижу. Мне еще после 2008 года обещали зал, и до сих пор обещания дают.

Смотрите: Легендарная украинка Харлан феерически завоевала Москву: опубликовано видео

— Какую оценку дадите нашему Министерству спорта?

— Министерство справляется с работой как может. Не могу сказать, хорошо или плохо. Оставлю без оценки. Я знаю, что заниматься подготовкой к Олимпийским играм начали не за 4 года, а за полтора года до их начала. А потом говорить, что мы много сделали. Но это поздно. Уже сейчас нужно готовиться к Токио. Это и место для тренировок, и выезды, и сборы. К примеру, у нас нет конкуренции в Украине, и нам придется больше ездить на сборы за границу. Это лишние средства.

— Меньше конкуренции — меньше мотивации. Ведь чем больше конкуренции, тем спортсмен становится сильнее, так ведь?

— На сегодняшний день нас мотивируют словами. Вадим Маркович Гутцайт (знаменитый украинский фехтовальщик и тренер, — ONLINE.UA), когда мы с ним разговариваем, так мотивирует, что хочется идти фехтовать. Там такой напор эмоций. А я понимаю, что сейчас у меня операция, и думаю о том, что мне нужно сделать паузу, и я не буду фехтовать до января. И думаешь — блин, ну я ж точно вернусь. Такое желание.

Это очень плохо. Почему? Поскольку только словами мотивируют. Вот если бы сказали: "Девочки, мы вам зал новый построили, и тренера вам", то я бы завтра уже побежала фехтовать, и никакой операции не было бы.

— Вы задумывались над переездом в другую страну? К примеру, в Эмиратах вам предложат сказочные условия?

— Если мне предложат условия для тренировок, скажем, в Эмиратах, а я буду представлять Украину, то я поеду.

— Речь о смене спортивного гражданства...

— Предложения были. Время для раздумий было. Но все уже знают мое мнение по этому поводу. Я буду представлять Украину всегда, потому что это моя родина и моя страна. Конечно, если мне предложат тренироваться в другой стране, чтобы я выступала при этом за Украину, я с радостью соглашусь. Но пока таких предложений нет, и мы тренируемся, где есть, и верим в то, что когда-нибудь мы будем тренироваться в хороших залах и с хорошими условиями. Желание есть, хочется расти. Есть куда расти и чему учиться. Нужно эти ошибки исправлять. До идеального фехтования.

— А существует ли идеальное фехтование?

— Конечно, нет ничего идеального, и даже самые сильные спортсмены тоже проигрывают. Каждый раз они учатся чему-то новому.

— А вы себя видите среди легенд фехтования?

— Пока нет. Наверное, когда я закончу с фехтованием, то уже пойму. Когда буду сидеть перед своими кубками и думать, сколько ж я работала для этого. Тогда я уже пойму: ну все, теперь уже такой путь.

— К слову, о трофеях, где-то храните ваши кубки? Или, скажем, как легендарный футболист Андрей Шевченко, который отдал свой Золотой мяч в музей "Милана"?

— У меня дома — музей. Есть отдельная комната, там все кубки и медали. Когда гости приходят, они заходят туда, я смотрю на их реакцию, и мне так приятно. Все-таки, я что-то правильно делаю.

— Не планируете ли в будущем сделать выставку трофеев Ольги Харлан?

— Это, кстати, хорошая идея. Можно будет реализовать ее после того, как закончу с фехтованием. Что-то придумаем, чтобы людям было интересно, и они могли бы подойти и посмотреть все мои кубки.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (5)
Ольга Харлан собирается и дальше прославлять Украину (фото — Facebook)

— Какими видами спорта интересуетесь, кроме фехтования?

— Смотрю все виды спорта. Биатлон интересно смотреть, хотя я там понять ничего не могу. Футбол смотрю и всегда болею за наших. Всегда смотрю сборную.

— Вернемся в детство. Почему выбрали фехтование?

— Я сначала занималась бальными танцами. Три года занималась, но пришлось закончить. А потом мой крестный, тренер по фехтованию, привел меня в этот спорт. И я как пришла, так по сей день этим и занимаюсь. Я как пришла с первого дня, так сабля и по сей день.

— А в будущем есть желание заняться тренерской деятельностью? Ходить по школам, искать новые таланты?

— Я бы хотела открыть зал или клуб имени Ольги Харлан. Хочется в фехтовании что-то оставить после себя.

В роли тренера? Это спорный вопрос. Но хотелось бы что-то передать молодому поколению. И сейчас такое бывает, что я своей команде помогаю. Как и они мне помогают. Опыт, конечно, есть, но нужно учиться на тренера, чтобы быть и психологом для ребенка. Это важная черта для тренера.

Смотрите: Великолепная Харлан завоевала вторую для Украины медаль на Олимпиаде-2016

— Если бы не спорт? Кем себя видит Ольга Харлан?

— Я об этом думала и для себя решила, что всю жизнь буду связана со спортом. Неважно — фехтовать или с другой стороны смотреть на это. Но только спорт.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (6)
Ольга Харлан — болельщица сборной Украины (фото — Facebook)

— На улицах люди часто узнают Ольгу Харлан?

— Нечасто, и это хорошо. Не завидую знаменитостям. К примеру, Усейн Болт. Он в столовой в Рио не мог нормально поесть. Или Майкл Фелпс, которому не давали пройти даже в олимпийской деревне. Ну почему же вы их трогаете? Дайте им поесть нормально.

А вообще приятно, когда люди благодарят за выступление и говорят "спасибо". Иногда это приятно до слез. Когда подходят и говорят: "Оля, спасибо большое за то, что вы делаете". Спасибо людям большое за то, что болеют, следят и знают о фехтовании.

— Общаетесь ли с коллегами из паралимпийской сборной, которые завоевали много медалей в Рио? Обмениваетесь ли опытом?

— Мы с ними встречаемся в Конча-Заспе, поскольку с 2014 года у них базы нет, которая была в Крыму. Этим людям надо отдать должное втройне, поскольку в Конча-Заспе нет условий для инвалидов вообще. Паралимпийцы фехтуют в надувном шатре, и условия там, мягко говоря, не очень.

А вообще мы с ними общаемся. Мы поздравляли друг друга. Они очень хорошие ребята. Я знаю, что им очень тяжело, но они — герои.

Олімпійська чемпіонка Харлан: коли немає перемог, про спортсменів в Україні забувають (7)
Ольга Харлан с Паралимпийскими чемпионами и призерами (фото — Facebook)

— Знаете ли, что тот же Андрей Демчук хочет открыть во Львове школу фехтования для людей с ограниченными возможностями?

— Я так понимаю, все будет идти от спортсменов, у которых есть желание что-то сделать. Надеюсь, что так и будет. Потому что спонсоров найти очень сложно.

— А призовые за Олимпиаду? Денег достаточно, или хотелось бы большего?

— Все говорят, что у нас самые большие призовые. Больше, чем у России, США. Но я не считаю, что это много. Мы заслуживаем намного больше. Нам, как спортсменам, хочется, чтобы было намного больше. Поэтому я и буду говорить, чтобы было больше.

— Если говорить о той же Германии, там спортсмен получает что-то всегда. А у нас ценится только Олимпиада?

— У нас все и ставят большие ставки как спортсмены только на Олимпиаду. Потому что это их заработок, их дальнейшая жизнь. А когда это не получается, то мало спортсменов остается в Украине.

— А что с призовыми за чемпионаты Европы и мира?

— За чемпионаты Европы и мира Украина немного мне дает. У нас ценят больше олимпийцев. За мировые первенства мы получаем премии от Международной федерации фехтования. А от Украины? Я не могу сказать, что мы вообще ничего не получаем. Но чтобы это запомнилось — такого нет.

Виктор Мосиевич

Новини інших ЗМІ

Загрузка...