Дивні ігри Філатова: що Дніпро сьогоднішній нам готує?

ONLINE.UA
  |  Політика   |   Читать на русском
Дивні ігри Філатова: що Дніпро сьогоднішній нам готує?
Борис Филатов: Фото: vnews.agency

О ситуации в Днепре, отношениях мэра города Бориса Филатова с олигархом Игорем Коломойским, горячем противостоянии команды городского головы и местных представителей "Оппоблока" — в статье политолога, директора Центра исследований проблем гражданского общества Виталия Кулика.

Днепр снова оказался в эпицентре конфликтов и политического противостояния. Столкновение 9 мая, "титушки", сожженный офис "Оппоблока", блокирование сессий горсовета – это только малая доля информповодов для всеукраинских СМИ, генерируемых городской властью. Мэр Днепра Борис Филатов явно не демонстрирует образцовую управляемость ситуацией в городе. Вместо этого днепровский градоначальник избрал сценарий условно управляемого хаоса, который пока что обеспечивает ему краткосрочное преимущество над политическими оппонентами. Вопрос: какова "добавленная стоимость" этой стратеги для самого города и для центральной власти? – пока что остается открытым. Не пострадает ли государство из-за подобного рода кризис-менеджмента в областном центре одного из прифронтовых регионов?

Ставки Банковой

В Киеве уже не первый месяц циркулируют слухи, что в крупных городах юга и востока страны Банковая сделала ставки на "автохтонных" мэров, которые должны обеспечить центру управляемость политическим процессом и результат на будущих выборах: как самому главе государства в вопросе переизбрания, так и БПП, а также его политическим сателлитам на случай внеочередных выборов в ВР.

Расчет простой: Киев проводит толерантную политику в отношении мэров, не замечает некоторых "шалостей", "местных специфик" и прочих перегибов децентрализации; в обмен получает их поддержку. Под поддержкой чаще всего подразумевается лояльность и всестороннее сотрудничество с губернаторами из президентской вертикали по подготовке к большому избирательному циклу 2019-2020.

Например, мэры Харькова и Одессы Геннадий Кернес и Геннадий Труханов явно не вписываются в общеукраинские тренды. Они часто позволяют себе заявления и демарши, за которые любой другой мэр областного центра имел бы, как минимум, проблемы с правоохранительными органами за антиукраинскую деятельность. Но, несмотря на кажущуюся оппозиционность, их все-таки не трогают. Вот уже и Геннадий Кернес в одном из своих последних интервью заявляет, что не видит альтернативы переизбранию Петра Порошенко на второй президентский срок, а сами Одесса и Харьков странным образом иллюстрируют полную лояльность к политике и инициативам власти.

Как бы там ни было, Кернесу и Труханову действительно удается контролировать ситуацию в своих вотчинах. Умеренное фрондирование мэров позволяет центру выпускать пар в регионах со сложной политической обстановкой, а местная элита четко понимает, где "красная линия", за которую переступать не стоит.

Иная ситуация наблюдалась в Днепре. В 2014 году область действительно стала оплотом добровольческого движения и сопротивления "русскому миру" в Украине. Однако быстро стало понятно, что команда экс-губернатора Игоря Коломойского рассматривала Днепр в качестве некоего стартапа, с которого они намеревались идти во власть в Киев. Нередко с днепровской площадки оказывалось и неприкрытое политическое давление на центральную власть в целом и главу государства в частности. Конфликт был запрограммирован еще на этапе, когда Коломойский уже обосновался в губернаторском кресле, а имя нового президента Украины ещё только предрекалось, однако не было известно на сто процентов.

После конфликта Коломойского с Банковой амбиций немного поубавилось и "укропы" решили сконцентрировать свои усилия только на Днепре, а также сохранив контроль еще над несколькими регионами, справедливо считая, что в Киеве рано или поздно пойдут на взаимовыгодную сделку.

Однако противоречия накапливались достаточно быстро, и стало ясно, что сделка будет возможна только в том случае, если одна из сторон ослабнет настолько, что будет вынуждена уступить в итоговом пакте. И этой стороной оказался Игорь Коломойский.

"Был ли мальчик…"

В декабре 2016 года произошла национализация "ПриватБанка", которая стала маркером окончательного разрыва отношений и всех предыдущих пактов между Коломойским и украинской властью. К тому моменту легенда о "разводе" бывшего владельца "ПриватБанка" и его младших политических партнеров – Геннадия Корбана и Бориса Филатова – также стала общим местом и почему-то не вызывала сомнений у большинства экспертов. О существовании неких противоречий между Игорем Коломойским и командой Филатова-Корбана заговорили сразу же после того, как конфликт Банковой и олигарха перешел в острую фазу, и окончательно оформился после перезагрузки партии УКРОП, когда из руководства партии устранили людей Корбана и его самого.

В Днепре и Киеве неоднократно доводилось слышать мнение, что после того, как у тандема Корбан-Филатов оформился публичный разрыв с Коломойским, а сам тандем перестал быть выразителем интересов олигарха, мэр Днепра начал предпринимать активные попытки наладить коммуникацию с Банковой. То, что не удалось сделать Игорю Валерьевичу, решил попробовать сделать Борис Альбертович. Тем более, что теперь он, а не рассорившийся с центром Коломойский, занял одну из ключевых административных высоток в регионе. Да еще и такую, с которой одним указом с Банковой сместить не удастся. Разве что – указанием.

Однако не один лишь приватовский шлейф, тянущийся за мэром Днепра, является препятствием для подобного рода коммуникации. Проблема посерьезнее – это фигура Геннадия Корбана, находящегося в добровольно-принудительном израильском изгнании. Который, к тому же, несмотря на пребывание в далеких странах, продолжает напоминать миру о своем существовании, то активно поддерживая организаторов блокады Донбасса, то критикуя Порошенко за уплату налогов Липецкой фабрикой в российский бюджет.

Напомним, что в Украине против Корбана было возбуждено несколько уголовных дел, в одном из которых он проходил как организатор похищения главы Госагентства по земельным ресурсам Сергея Рудыка (ч. 3 ст. 27, ч. 4 ст. 28 УКУ). Если бы следствию дали полный ход, то Корбану светило бы от восьми до пятнадцати лет. Но 21 марта 2016 года в Кировском суде Днепропетровска он заключил соглашение о примирении с потерпевшим, получил полтора года условно и тут же отправился "на лечение" в Израиль.

Читайте также: Порошенко разделил сферы влияния с одним человеком, они создали шаткую конструкцию — Рыбачук

Поскольку именно Геннадия Корбана называют ведущим игроком в этом тандеме, коммуникация Бориса Альбертовича с Банковой имеет ряд трудностей, так как большинство влиятельных людей в АП логично полагают, что политическому партнеру мэра Днепра лучше "продолжить лечение" вдали от Родины, а также не сильно влиять на политическую обстановку в Днепре.

Казалось бы, все в этой схеме прозрачно. Коломойский в ссоре с Филатовым, сам мэр Днепра, несмотря на фигуру Корбана за спиной, активно демонстрирует лояльность Центру, в горсовете сформировано большинство с участием фракции БПП, что делает местную власть зависимой от Центра. Любое резкое движение БПП в городском совете Днепра – и позиции Филатова оказываются уже не столь прочными, как иногда может показаться в Фейсбуке.

Однако, есть несколько нестыковок в истории о "разводе" Коломойского со своим верным тандемом Филатов-Корбан.

Во-первых, "противостояние" между ними существенным образом не затрагивает активов олигарха. Национализация аэропорта в Днепре и прочие фейковые "деолигархические истории" напоминают скорее сброс неликвидных активов самим Коломойским. Во-вторых, странная толерантность медийного пула олигарха к месседжам и фигуре Филатова. Для медийно-экспертного сообщества не является секретом то, как работает информационная машина смыслов Коломойского. Толерантность к чему-либо в ней должна быть или обеспечена офисом олигарха, либо стоить очень дорого. Вряд ли Филатов доплачивает за сюжеты на ТСН или в лентах информагентств медиа-холдинга Коломойского. Вместе с тем, он появляется в них очень часто и, как минимум, нейтрально-позитивно. К тому же, если обратить внимание на то, как отработал во время последних скандалов в Днепре пул штатных спикеров партии УКРОП (в частности, в истории с назначением нового главы областного УВД Глуховери), то может возникнуть впечатление, что методички с месседжами они получали в мэрии Днепра. Странно, как для партии, пережившую люстрацию кадров тандема Корбан-Филатов.

"Филатовский стиль управления"

История мэрства в Днепре Бориса Филатова – это история скандалов, разборок и публичных демаршей. Фейсбучная активность, совмещенная с уличным экшеном.

Взять, например, историю с избиением активиста Сергея Варфоломея замом мэра Михаилом Лысенко в стенах городского совета Днепра и, как утверждает пресса, при активном участии самого Бориса Филатова. И это не единственный такой случай неадекватной реакции на критику.

Другой эпизод – это настоящие уличные войны между Филатовым и его оппонентом на мэрских выборах Загидом Красновым. Борис Филатов дал отмашку на снос билбордов компании Краснова. С крайне сомнительными правовыми основаниями. Ответ не заставил себя долго ждать. Машины, охраняемые бойцами "Днепра-1", забросали "коктейлями Молотова", порезали тросы, водителей и сотрудников избили. Но Борису Филатову такой "движняк" по душе. "Зрада. Перемога. Митинги. МАФы. Драки. Все нормально. Я привык. Главное, что этот город живой", — написал мэр на своей странице в Фейсбуке 22 января. Это не говоря уже об особом стиле ведения сессий городского совета, которые стали популярным шоу для вечернего просмотра. Драки, оскорбления, манипуляция регламентом. Всегда ярко. Публика в восторге. И всегда у Бориса Филатова есть соответствующая идейно-политическая база: борьба с реваншем регионалов и недопущение реставрации "дома Вилкулов", и много чего еще.

Однако, если посмотреть на причины конфликтов в горсовете последних нескольких месяцев, то мы увидим, что все намного прозаичнее.

Так, недавний скандал на сессии городского совета был связан с попыткой отстранить от занимаемой должности секретаря горсовета Днепра Вячеслава Мишалова, до недавнего времени возглавлявшего днепровскую "Самопомощь".

Сначала сам Мишалов и фракция "Самопомощи" играли роль "золотой акции" в вопросе обеспечения промэрского большинства в горсовете. Но очень скоро Мишалов попал в скандал с 500 миллионами бюджетных гривен, которые прошли через его фирмы и фирмы его отца в виде "выигранных тендеров". История имела большой резонанс за пределами Днепра. Сам Андрей Садовой был вынужден инициировать проверку своего бывшего соратника со стороны НАБУ. Коррупционный скандал с Мишаловым спровоцировал очередной виток противостояния между большинством и оппозицией в стенах горсовета. В итоге, стараниями Филатова, Мишалова удалось спасти, однако промежуточным итогом событий стал фактический развал фракции "Самопомощи", а сам Мишалов, вместо того, чтобы обеспечивать голоса для мэра, в политическом плане превратился в "чемодан без ручки".

Как считают днепровские обозреватели, дабы нейтрализовать возможное внимание к коррупционной истории со стороны Центра, Мишалов даже поспешил присоединиться к так называемой "мусорной кампании" против "Самопомощи, выступив ретранслятором месседжей, которые уже не первый месяц циркулируют в украинских СМИ. При том, что в городской совет полтора года назад он попал именно по квоте партии Садового. Неизвестно, оценили ли своевременный предательский маневр на Банковой, однако тендерными делами Мишалова правоохранительные органы пока что всерьез заниматься не начали.

Вендетта с Вилкулом

Кажется, что после выборов городского головы Борис Филатов и Александр Вилкул не только не смирились с результатом, но при этом еще и оба идут на повышение градуса противостояния в городе.

Филатов рассматривает Вилкула как удобного идеологического спарринг-партнера, демонизация которого позволяет отвлекать внимание Киева и местной аудитории от реальных проблем в городе, а также постоянно держать в тонусе свою часть электоральной поляны в Днепре, разделенном практически пополам. Справедливости ради стоит отметить, что и сам Александр Вилкул вызов принимает не без удовольствия. С точки зрения мобилизации противоположной сторонникам Филатова части электората и формирования картинки "озверевшей хунты" для "ватного" избирателя, активность Филатова – просто находка. И еще непонятно, в чью пользу больше играет сожженный офис "Оппоблока" в Днепре – Филатова, радостно публикующего картинки со сгоревшим фасадом здания в Фейсбуке, или его оппоненту.

9 мая в Днепре произошли столкновения между титушками, охранявшими митинг "Оппоблока", и бывшими АТОшниками, которые пришли выразить своё несогласие с происходившим в Днепре мероприятием. Филатов тут же воспользовался ситуацией и инициировал кампанию с целью смены руководства местного УМВД.

Следует отметить, что это не первое обращение Филатова к главе МВД и Генпрокурору вмешаться и предоставить силовую поддержку. Еще в январе этого года, когда борьба с бордами Краснова была в самом разгаре, Борис Филатов призывал Арсена Авакова и Юрия Луценко простимулировать своих подчиненных в Днепре. В этот раз Аваков услышал Филатова практически моментально, что сразу же породило волну слухов о роли Игоря Коломойского в последних рокировках в силовом блоке Днепропетровской области.

Цена вопроса

Сегодня кажется, что в условиях нынешней украинской постмодернистской реальности, именно скандал – лучшее средство для удержания внимания аудитории к своей персоне в общенациональной повестке дня. С другой – конфликтогенность команды Филатова в таком очень непростом и разделенном городе, как Днепр, неизбежно провоцирует возникновение точек напряжения уже не только в Днепре, но и в других местах.

Марши "бессмертных полков", акции ватного подполья давно можно было локализовать так, как это сделал Геннадий Кернес в Харькове, или провести профилактическую работу на тему "противодействия сепаратистским настроениям" как в Луганской или Донецкой областях.

У местной власти достаточно рычагов воздействия. Зачем весь этот цирк, работающий на рейтинг "Оппозиционного блока"?

Однако ответ может оказаться непростым и не очень удобным для самого Филатова. Нынешняя команда, увлеченная сетевыми баталиями и безудержным пиаром, активно педалирует повестку ненависти в городе. Повышая градус политического противостояния и играя в политику – избегают разговоров о проблемах развития города, коррупции, некомпетентности, закрытости власти. Единственный способ удержаться в мэрском кресле при стремительном росте неразрешимых проблем – это генерировать конфликты и потом героически их преодолевать, преподнося себя в роли последнего форпоста в борьбе с реваншистами.

К тому же, как бы это парадоксально не прозвучало, но Филатов энд Ко не контролируют город. Их власть основывается на хрупком балансе интересов и зависит уже не столько от их менеджерских способностей, сколько от вмешательства Центра и правильного распределения коррупционных потоков внутри городского совета.

И тут возникает закономерный вопрос. А нужен ли Центру такой партнер? Или филатовско-вилкуловская повестка настолько опустошила политическое поле и кадровый резерв Днепра, что других претендентов просто нет? Или может стоит поискать в других местах?

Говорят, что подобная работа ведется, и в скором времени мы можем стать свидетелями интересных кадровых решений сразу по нескольким направлениям. На Банковой понимают, что для устойчивости власти нужны более управляемые и договороспособные партнеры, а лучше наместники… так центру во все времена было спокойнее.

Виталий Кулик, специально для ONLINE.UA

Джерело: ONLINE.UA
-6
+19
РЕКЛАМА
Статті
Вхiд